carry_kaeterry

Category:

DreamOcean — На грани сна

С самого раннего детства у меня были особые отношения со сном. Сколько себя помню, мне трудно было уснуть. Сейчас это не так, но большую часть жизни я ложился спать и понимал — я пролежу в кровати по меньшей мере час, а то и два, прежде чем смогу вырубиться. иногда это продолжалось до самого утра.

Мои родители, кстати, считали, что это я просто плохо себя веду, и не слушаюсь их — ну, сказали человеку раз — “А ну быстро засыпай!”, сказали два… а он, наглец такой — ни в одном глазу. В ту далекую эпоху взрослые люди искренне считали, что это придурь ребенка, и ему надо всыпать ремня, поставить в угол или еще как-то наказать, за то, что он уснуть не может. Обратиться к врачу — к невропатологу, психологу, психиатру — это просто в голову не приходило… хотя, как знать, может это и к лучшему.

Я же никак не мог понять — неужели вот так по команде кто-то может уснуть? Это было для меня примерно тоже самое, что по приказу полюбить. Так не бывает. Потом к моим “чудачествам” добавилась еще и астрономия, и “ночные бдения” обрели некий “законный” статус. Я уже мог объяснить, по какой причине в этот раз я не сплю. Но надо признать, что мне самому это жизнь не облегчало, ведь я мог чертовски устать, клевать носом делая уроки, но стоило мне раздеться и лечь в кровать, как все переворачивалось с ног на голову — я опять не могу сомкнуть глаза, пялюсь в белый потолок, или расшифровываю тайные послания висящего на стене ковра…

Что-то стало меняться, когда я начал приобщаться к музыке. Я чувствовал, что некоторые музыкальные произведения облегчают моё погружение в сон. Конечно же слушать музыку на сон грядущий мне не разрешалось. Мать этого не понимала, и считала, что это вредно. Но я рос и с некоторого времени стал игнорировать запреты. Хотя каких-то кардинальных улучшений тоже отметить не мог.

Интересные вещи настигли меня вместе с отзывами о моих первых музыкальных записях. Друзья отмечали, что их клонит в сон при прослушивании некоторых моих первых работ — это было задолго до официальных релизов. Один из самых прикольных отзывов был примерно таким: “Я под твою музыку вчера уснул, и мне приснилась какая-то фантастика, которую я не читал”. Если кому-то интересно, что это была за музыка, я сообщу — демо-запись альбома «Эгейское море» 1990-года. Я тоже под неё засыпал, мне снилась моя планета, как я наконец вернулся туда, очнулся на берегу теплого моря на рассвете, посмотрел в небо, и мне опять захотелось куда-то вдаль…

Я понимал, почему мне это снится, но то, что другие люди засыпая под мои мелодии могут видеть какие-то странные сны, это стало для меня открытием.

Впрочем, я не придавал этому особого значения. Я тогда работал в метро — каждую ночь наша бригада ремонтировала рельсы, чтобы днем могли безаварийно ходить поезда и возить пассажиров. Засыпать ночью мне не было нужды. А днем с этим было как-то проще.

Второй интересный момент случился уже ближе к концу 90-х. Я выпустил первые три альбома цикла «Музыка небесных Сфер». Они распространялись через редакцию журнала «Звездочет». Главный редактор к моей музыке относился прохладно, но однажды в совершенно восторженных чувствах рассказал мне историю о том, как его мама повадилась каждую ночь включать перед сном какую-нибудь из моих кассет: “Она через пять минут уже спит, а музыка дальше играет, потом выключается сама” — Алексей просто весь светился какой-то радостью, говоря о том, как его маме это нравится.

Но “Пик Коммунизма” был взят еще через несколько лет. Однажды в гостях был композитор Вячеслав Куликов. Мы исследовали возможности применения эффект-процессора Alesis MidiVerb 4 — это такое относительно небольшое устройство, которое на вход получало сухой необработанный звук, а на выходе выдавало его же, но с повторяющимся эхом, размытым холлом, хорусом, квакающим фленджером или переливающимся “кислородными” волнами фейзером. Все параметры такой обработки звука можно было менять и получать совершенно удивительные звучания. В некоторый момент мы наткнулись на холл (это эффект размытия звука в бесконечной длины коридоре или зале — собственно “Холл” (Hall) по-английски и означает “зал”) продолжительностью 136 секунд. Представьте, вы щелкаете пальцами перед микрофоном, и этот щелчок превращается в почти неугасающий звуковой поток, медленно растворяющийся в пространстве — более двух минут до полного угасания.

Это был совершенно поразительный эффект. Мы потратили много времени на его исследование и были глубоко им очарованы. Уезжая домой Вячеслав как-то посетовал, что — “Очень жаль, что это никак не применимо в музыке — в фильмах, в спектаклях — да, но в музыке — нет”

А я задумался: “Что?! Неужели прямо так неприменимо?”

И я просидел за инструментом и этим процессором еще ночь, а потом еще ночь — в поисках решения того, как это можно применить, чтобы бесконечное размытие не съедало музыку.

Результатом этих поисков и экспериментов стал первый альбом проекта «DreamOcean». В процессе работы я вырубался несчетное количество раз. И надо сказать, что довести работу до логического завершения было очень непросто. Ты включаешь секвенсор, пишешь какую-то партию, а в какой-то момент просыпаешься — все написано… но надо прослушать, но это самое сложное, потому что начинаешь слушать… и опять просыпаешься — все проспал… в какой момент уснул — неизвестно…

Тем не менее, альбом все-таки был завершен. Он представлял собой два долгих произведения — по полчаса каждое. Во втором я добавил ритмику — она оказалась вполне тут уместна. И это добавило разнообразия. Но выпуская эту пластинку я все равно волновался — “Как оценят люди эту бесконечную музыку снов, которую и дослушать до конца — большая проблема?!” В общем, я боялся провала.

На деле все вышло иначе. 

В первый же день продаж альбом полностью раскупили. Партия была небольшая, но все же это было неожиданно. Люди отзывались, что эта музыка помогает им уснуть. И хотя мало кто был способен прослушать альбом хотя бы до начала второго трека, уже было немало вопросов о втором подобном альбоме. И я занялся его записью.

Немного анекдотичный случай мне рассказала моя первая жена Оксана. В те годы — начало нулевых — в Москве была довольно активная электронная тусовка. Как грибы появлялись форумы и сообщества любителей электронной музыки. Участники этих клубов устраивали встречи и слушали музыку собираясь у кого-нибудь дома, потягивая чаёк или коньячок. На такие встречи приносили новинки или редкие пластинки, переписывали, обсуждали. 

Отношение к моей музыке у многих “истинных арийцев” электроники было смешанным. Я все-таки писал мелодии в первую очередь, в то время как в классической электронной музыке мелодизм считался моветоном. И я нередко слышал в свой адрес что-то типа — “Этот Климковский со своими мотивчиками...” И на подобные встречи я обычно не ездил. Зато ездила Оксана — она в кругах электронных слушателей тогда была популярнее меня. Её приглашали и всегда были рады её компании.

И вот на одну такую встречу крутых ценителей кто-то приволок какой-то совершенно новый альбом неизвестного автора. Он показал всем компакт диск. Автора на обложке, как, впрочем, и в буклете, указано не было. На вопросы — “Что это за музыка? Кто автор” — обладатель новинки уклончиво ответил: “Давайте сначала послушаем”. И только один человек в компании с трудом сдерживал улыбку — Оксана. Она не имела отношения к интриге, и сама не ожидала, что на эту встречу кто-то притащит альбом, для которого она нарисовала обложку. Но она сдержалась и не раскрыла секрет до самой последней ноты.

Домой Оксана вернулась счастливая. Все слушали затаив дыхание и когда узнали, что это — тот самый Климковский, для кого-то это стало разрывом шаблона, для кого-то неожиданным сюрпризом, а для Оксаны поводом для гордости, ведь и картинка понравилась не меньше музыки — “Точно в тему” — вот так примерно её оценили.

Меня тоже вдохновила эта история. И уже через месяц я закончил второй альбом, в котором кроме синтетических звуков использовался голос Оксаны. Когда-то давно Оксана хотела петь. С этим у неё не вышло, к сожалению. Но каким-то иным образом звучать в музыке ей было приятно.

Долгое время проект застрял на втором альбоме. На самом деле в этом жанре очень легко сказать первое слово, но очень трудно продолжать говорить не повторяя уже сказанное. Упомянутый ранее Вячеслав Куликов считал, что больше и не надо — два альбома «На грани сна» и «За гранью сна» исчерпывающе раскрывают тему. Проект «DreamOcean» нужно закрыть.

Я не был с ним согласен, и в 2006-м году выпустил третий альбом, который получился довольно отличающимся по идеям от первых двух. А в 2009-м я начал работать над четвертым. Но к сожалению, работа в какой-то момент прервалась, хотя уже много было сделано, и мне казалось, что альбом почти готов. Но, увы, я отвлекся и не завершил работу.

Я надеюсь её завершить.

Со временем все работы нуждаются в обновлении. Музыка быстро или медленно, но верно перемещается в виртуальную среду, и очень важно, чтобы музыкальные страницы альбомов были современными, содержали актуальную информацию.

В прошедшие дни я обновил страницу альбома «На грани сна». она получила новый дизайн, чуть-чуть новую обложку. Я считаю, обложку нарисованную Оксаной очень удачной, поэтому изменения незначительны. Я лишь в одном месте использовал более правильный на мой взгляд шрифт. И теперь моё имя — как автора музыки — указано в буклете. 

Все остальные изменения чисто технические. 

Теперь альбом можно скачать не дожидаясь “Письма счастья” после оплаты. Можно смотреть дизайн-галерею вместе с прослушиванием музыки, можно оставить комментарий или отзыв, что мне, как автору всегда важно и приятно видеть рядом с моей музыкой.

Друзья, приглашаю Вас в мир грез и сонных путешествий — на обновленную страницу альбома проекта «DreamOcean» — «На грани сна».

http://neane.ru/rus/4/katalog/1701.htm

Приятных Вам сновидений с моей музыкой!

#DreamOcean #НаГраниСна #Music #Ambient #Insomnia #ElectronicMusic

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened