carry_kaeterry

Categories:

Альбом «Посвящается экипажу Челленджера»

Все предыдущие публикации касались синглов. А синглы предвещали альбом. Если к записи предыдущего альбома этой линейки (предыдущий, если помните — «Млечный путь») я отнесся прохладно и не очень ответственно — для меня было вполне допустимо, если бы альбом не появился вовсе, то альбом о Челленджере я хотел записать во что бы то ни стало. Именно поэтому вокруг него было так много активности.

В первой половине 1996-го года — еще до приобретения рабочей станции Korg M1 я записал альбом полностью на том, что было — Электроника ЭМ25, Алиса-1377, домашнее фортепиано, самодельный бас Ромы Калинина, с которым мы тогда часто репетировали. Ну, и, конечно, — МЭЗ-62 — 140-килограммовый студийный магнитофон отечественного производства — в стране всегда было много чугуна, и его требовалось куда-то девать. Уверен, что целью очень многих производств было именно это стремление.

Запись получилась очень своеобразной. А когда в моем распоряжении оказался Korg M1, а начал все с самого начала и переписал альбом полностью.

Собственно, сама запись альбом происходила в студии Андрея Билля. Студия была очень хорошо оснащена для своего времени. Высочайшего уровня было все, начиная от компьютерного комплекса, в котором все совершалось, то современных синтезаторов, системы коммутации, пульта, колонок...

Несколькими месяцами ранее мы со звукорежиссером Владиславом Карповым уже сильно прокололись, работая на этих колонках. Они были прекрасны, но мы не умели правильно понимать их звук. Но теперь уже обрели бесценный опыт. И запись альбома «Посвящается экипажу Челленджера» прошла идеально.

Конечно, я сразу отказался от использования клавишных инструментов студии, и все реализовал ровно так, как создавалось в моей домашней студии — на Korg M1 и Alesis SR16. А вот обработку использовал студийную. И звучание этого альбома само и по сей день мне кажется практически эталонным — в техническом плане.

А вот в художественном смысле, как мне кажется, альбом получился несколько сдержанным и не слишком эмоциональным. Синглы, при всем их едва ли удовлетворительном звуке, получились глубже и страстнее.

Впрочем, это все субъективно, и люди очень по-разному описывали мне свои ощущения от прослушивания альбома и синглов — кому-то альбом нравился больше именно по эмоционально составляющей. И я соглашусь, что сильные эпизоды в нем тоже есть.

Презентация альбома проходила в Центральном Доме Журналиста.

Узнав тематику предстоящего концерта, руководство ДомЖура решило добавить к мероприятию пресс-конференцию, на которую пригласили и представителей NASA и ведущих российских космических центров.

Факсы отправлялись десятками. Ответы приходили обнадеживающими. Но на саму конференцию пришел только Даглас Ингланд с супругой — руководитель представительства NASA в России, и некоторое количество российских журналистов.

Представители российской космической отрасли мероприятие проигнорировали, а журналисты внезапно заняли агрессивную позицию по отношению к американцу. Напомню, это была эпоха сотрудничества и теплых политических отношений между Россией и США — 1998 год — мы не были в состоянии холодной войны и не было никаких санкций.

Вопросы Дагласу поступали примерно такие:

"Как вы допустили гибель людей?!"
"Где Вы конкретно находились, когда Челленджер разлетался на куски?!..."

и все в таком духе.

Даглас Ингланд — милейший человек — оказавший мне помощь в подготовке альбома, его оформлении, отлично говорящий по-русски, деликатно отвечал на все выпады, объяснял, что 12 лет назад он еще не работал в NASA, а вообще — космос — сфера деятельности с повышенной опасностью, что он сожалеет о случившемся, но осознает, что гибель людей в космосе если не неизбежна, то порой довольно вероятна. Пробовал рассказывать о том, какие шаги последовали со стороны NASA для повышения безопасности полетов, но кажется его не очень-то слушали. И цель у журналистов была несколько иная.

На концерт из представителей СМИ практически никто не остался. Но Даглас Ингланд с супругой были до самого конца, а в финале поблагодарили меня за мероприятие и за музыку. Позже мы еще пару раз виделись.

С течением времени музыкальный материал этого альбома стал уходить для меня на второй план. Я все реже исполнял эти пьесы на концертах. Последнее исполнение композиции «Челленджер», открывающей альбом, случилось в 2003-м году, когда при посадке погиб шаттл Колумбия, и программа полетов американских челноков была свернута.

Наверное, это музыка не для концертов, но она продолжает оставаться напоминаем о том, что космос достается нам довольно высокой ценой. И нам необходимо платить эту цену — за те или иные шаги в космическом пространстве, пусть они совершаются в мирных целях, а не как инструмент политического и военного противостояния. Пусть космос станет пространством дружбы и причиной объединения жителей земли в одну космическую нацию, где не будут друг друга упрекать в ошибках и просчетах, но будут всячески содействовать общему успеху.

Сегодня — в траурный день гибели корабля Челленджер и его экипажа — альбом, посвященный печальному событию получил обновленную страницу на сайте NEANE Records.

Эту музыку можно полностью прослушать по ссылке:

Альбом «Посвящается экипажу Челленджера» http://neane.ru/rus/4/katalog/0102.htm


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened