carry_kaeterry

Category:

«Ближе к небу»

Интервью Андрея Климковского с композитором Кристиной Буджиашвили

Участница этой беседы — композитор Кристина Буджиашвили — присоединилась к творческому объединению NEANE Records относительно недавно. Прошедшей осенью наши слушатели познакомились с её дебютным альбомом. Но уже этим летом Кристина записала второй альбом — он вышел в середине июля. Судя по статистике посещения страниц обоих альбомов, музыку Кристины слушают часто. Есть и выраженные в словах позитивные отзывы — на нашем сайте и в социальных сетях.

Но о самой создательнице этих нотных секвенций до сегодняшнего дня было известно очень немногое. Буквально несколько слов на персональной странице:

Кристина Буджиашвили — музыкант, композитор. Выпускница Музыкально-Педагогического факультета ВГПУ (Вологодский Государственный Педагогический Университет).

Очень надеюсь, что сегодня мы узнаем о Кристине, о её пути в музыку и самой музыке что-то новое и интересное. И первое, что хочу спросить:

Андрей Климковский: Кристина, с чего начался Ваш путь в мир музыки. Многие люди, которых манила музыка, видели себя в роли певца, певицы, эдакого лидера какой-нибудь популярной группы. Вы же выбрали совсем иной путь. Что послужило отправной точкой?

Кристина Буджиашвили: Мой путь в мир музыки начался с раннего детства, наверное с того момента, как я начала себя помнить. Я очень любила слушать музыку, делала первые попытки подбора мелодии на слух еще в начальной школе, сочиняла небольшие пьесы, которые у меня кстати сохранились в нотной тетради, и само собой я стала изучать самостоятельно нотную грамоту и знакомится с творчеством композиторов классиков. Именно эта музыка в то время меня привлекала больше всего. Не могу сказать, что именно повлияло в дальнейшем на мой выбор стать композитором, наверное, желание создавать что-то свое, выражать свои мысли через музыку.

Андрей: Вы получили классическое музыкальное образование, но заинтересовались не совсем традиционным музыкальным направлением. Как в вашем восприятии музыки уживается классическая музыка и электронная, которая выросла из эксперимента и создавалась нередко людьми не имевшими музыкального образования?

Кристина: Я очень часто слушаю классику, а также — электронику, и каждый раз понимаю что вместе они неплохо дополняют друг друга, "Такая" музыка звучит на мой взгляд очень интересно и необычно. Симфонический оркестр, фортепиано или просто струнные, народные и этнические инструменты в сочетании с электронными ритмами, эффектами, пульсацией, атмосферными звуками дают необыкновенную атмосферу красок, открывают что-то новое и необычное, что дает возможность экспериментировать. Эту стилистику используют многие современные композиторы, особенно в области киноиндустрии, и некоторые из них совсем не имели музыкального образования, что не помешало им добиваться своих целей.

Андрей: Можно узнать, были или существуют ли у вас какие-то ориентиры в музыке, творчество которых повлияло на ваше творчество? Не столь важно, в каком направлении они творили. Хотелось бы увидеть целостную картину и понять какое воздействие на Вас проявила музыка, которая оказывалась в сфере вашего восприятия. Быть может были и такие встречи, которые наоборот, работали против вашего желания что-то творить? Но конечно больше хотелось бы узнать о позитивных примерах, которые вдохновляли и провоцировали Вас на собственное творчество.

Кристина: Да, конечно были и есть. Ну если говорить о первых своих впечатлениях от музыки, которые повлияли в дальнейшем на мое восприятие и даже творчество, то несомненно это музыка композиторов-классиков: Бах, Вивальди, Моцарт, Бетховен, Чайковский, Шопен, Шуберт, Рахманинов и многие другие. В каждом из них я находила для себя что-то ценное, новое. Я не могу выделить любимого композитора, так как у каждого из них есть свои шедевры, на которые хочется равняться, но все же есть любимые произведения, и их огромное количество. В настоящее время я знакомлюсь с творчеством современных композиторов различных жанров, их очень много, и мне интересно порой послушать Вангелиса, или например Жан Мишеля Жара, Дж.Уильямса или Ханса Циммера, музыка которого кстати очень сильно зацепила меня. На самом деле я интересуюсь самой разной музыкой, и поп музыка не исключение, если она действительно мне нравится.

Андрей: Однажды я узнал о том, что груз классического музыкального наследия на некоторых молодых выпускников музыкальных заведений воздействует удручающие. Весь этот культурный багаж сваливается на них в относительно короткий срок, из-за чего они приходят к мнению, что добавить в него что-либо ценное уже невозможно. И они отказываются от написания собственной музыки — становятся хорошими исполнителями. Но собственное творчество для них исключено. Как Вам удалось избежать такой участи?

Кристина: Да, такое бывает. Полный груз классического наследия на себе мне не удалось испытать, так как в консерватории я не училась, но я закончила музыкально-педагогический институт, и самое необходимое для себя оттуда уловила. Честно говоря, исполнительство для меня намного более сложный процесс нежели сочинение, особенно если это касается чужих произведений, где ты подчиняешься заданному стандарту, и оттачиваешь в плане техники и передачи эмоций данную программу. В "сочинительстве" по иному идет процесс, здесь ты даешь себе волю и задаешь свое время и ритм на работу (если это не привязано к какому-то общему проекту), что-то можешь скорректировать, фантазируешь, сам создаешь музыкальную историю. Ну и первостепенное условие для композитора — это желание сочинять! Если музыканту это не интересно, то он выбирает для себя другой путь, становится исполнителем, аранжировщиком, занимается звуком, или еще чем-то, в общем — каждому свое.

Андрей: В какой момент и благодаря чему у Вас появилось желание писать свою музыку? Как Вы пришли к своему стилю и нашли то соотношение легкости и глубины, которое делает Вашу музыку одновременно и простой для восприятия, и содержательной — продолжающей открывать что-то новое в себе и при многократном прослушивании?

Кристина: Мои попытки писать свою музыку появились давно, но не воплощались в реальность, просто импровизации, какие-то наброски, которые я сочиняла чисто для себя, но позже я стала более серьезно относиться к этому ремеслу и, наверное, даже связывать свою жизнь именно с этой профессией. Это произошло относительно недавно. Первый альбом под названием «Pictures of the Word» вышел в 2018 году, и это первая моя официальная работа, о которой узнали другие люди. Свой стиль в музыке я как-то специально не формирую, и думаю что в будущем появятся работы, которые будут иметь совсем иную стилистику, сейчас я пишу то, что мне действительно нравится.

Андрей: Вот вопрос, который мне не терпелось задать, но начать с этого было бы непоследовательно: Каковы Ваши отношения с техникой? Электронная музыка во многом базируется на технологиях. Фактически она без них наверное и невозможна. Расскажите, какое оборудование вы используете в процессе создания Ваших композиций?

Кристина: Для написания музыки на данном этапе я использую: ПК, звуковую карту, студийные мониторы, наушники, midi-клавиатуру, программу для записи музыки, все по минимуму, и этого мне пока достаточно для воплощения своих музыкальных идей.

Андрей: В некоторых произведениях можно услышать вокальные партии — мелодии проведенные женским голосом. Они звучат вполне убедительно. Но может быть это иллюзия, такие правдоподобные сэмплы или даже физическое моделирование голоса? Или это живой голос? Если да, то кто исполняет эти партии в Ваших композициях?

Кристина: Да, я очень люблю использовать вокальные и хоровые партии в своих произведениях, и это звучат на самом деле имитирующие вокал и хор VST-инструменты, сэмплы. Живого исполнения голоса мне пока не довелось записать, но если появиться такая возможность, я с радостью ей воспользуюсь. В настоящее время VST-инструменты по качеству и реалистичности мало чем уступают "живому" звуку, если они качественно записаны и настроены.

Андрей: Что касается многих других музыкальных партий — кстати, как много их обычно в Вашей музыке - сколько дорожек насчитывают ваши аранжировки — все ли они имеют электронное происхождение или какие-то партии записаны с использованием традиционных акустических инструментов?

Кристина: Все дорожки в моих работах имеют только электронное происхождение, все партии написаны при помощи виртуальных инструментов. В дальнейшем при необходимости буду пробовать иные способы записи музыки, с использованием акустических инструментов, живых голосов, это все дело времени и средств конечно же. В альбоме «Pictures of the Word», количество дорожек доходило до 40, что создавало немалую проблему в сведении партий, а в альбоме «Towards the Sun» пришлось немного обдумать этот момент и понять, что не все измеряется количеством. В итоге получилось от 12 до 20 дорожек, но этот материал думаю не требовал большего.

Андрей: И как Вы относитесь к сочетанию электронных — ни на что не похожих тембров — с классическими тембрами, например инструментами из состава симфонического оркестра или этнических инструментов?

Кристина: Очень хорошо отношусь, если это сочетание действительно хорошо и интересно звучит! Меня привлекают такого рода идеи, музыка начинает звучать как-то по новому, нетрадиционно, непредсказуемо.

Андрей: Если бы Вам для творчества на какое-то время предоставили лишь один традиционный (не электронный) инструмент, чтобы Вы выбрали?

Кристина: Мой инструмент, несмотря на интерес к электронной музыке, всегда был и есть — классическое фортепиано. На нем я импровизирую, сочиняю, играю любимую музыку, и даже порой отдыхаю от всего мира современных технологий, это мой родной инструмент, с которым я с детства "дружу", и выбор всегда будет в пользу его.

Андрей: А какой электронный инструмент Вас привлекает более всего? Есть ли такая разработка в современной музыкальной индустрии, которая максимальным образом реализовала все Ваши творческие замыслы?

Кристина: Ну, скорее всего, это синтезатор — инструмент с большими возможностями! На "живом" аналоговом синтезаторе опыта работы у меня пока нет, но с виртуальными я работаю, использую в музыке, изучаю их, читаю мануалы, пробую, интересуюсь новинками.

Андрей: Процесс создания музыки многослоен. В нем много довольно обособленных составляющих. Это и написание основной мелодии, которая на следующем этапе может быть гармонизирована (различными вариантами), развита и разнообразно обыграна. К ней можно добавить вторые и третьи партии, ритмику в виде арпеджио, партий ударных инструментов. Потом для этого всего надо найти свой баланс — подобрать правильно сочетание громкостей и панорамирования, причем это — динамический процесс и от начала до конца звучания произведения баланс может сильно меняться. И каждая партия требует той или иной обработки эффектами — это может быть легкое эхо или довольно жесткий флэнджер, компрессор, хорус… А в завершении всего сведенная запись подвергается мастерингу — процессу, который позволяет произведению адекватно звучать на самых разных воспроизводящих устройствах и акустических системах — от наушников и телефоных динамиков до концертных порталов огромной мощности. Есть мнение, что мастеринг — самый сложный технический этап во всем процессе рождения нового произведения. Я пишу это в большей степени для наших слушателей и читателей, а Вам, Кристина, это и так хорошо известно. И мне бы хотелось спросить: Каково ваше участие во всем этом? С чем Вы справляетесь самостоятельно, а в чем-то может быть прибегаете к помощи специалистов?

Кристина: Сведение и мастеринг довольно таки сложные и долгие технические и творческие процессы. Что из них сложнее и важнее, трудно сказать. Этому делу учатся годами, нарабатывают опыт, практику, поэтому сама я звуком не занимаюсь, моя задача (как композитора) в первую очередь заключается в сочинении музыкальной идеи, составлении аранжировки, динамических оттенков, наложение своих эффектов, окончательной записи партий. Далее я свои работы отдаю звукорежиссеру. Когда ты слушаешь много раз свое произведение, то видишь его под одним углом, и слух очень устает от музыки, которую ты месяцами писала. Но когда работа идет в коллективе (пусть даже 2х людей) все равно получается в итоге лучше, начинается действительно творческий (в плане звучания музыки) процесс.

Мы пробуем разные варианты звука каждой партии, разбираем отдельные моменты, думаем, как лучше в этой части обработать звук. Бывает что-то мне не нравится, зачастую так и бывает, внутренний образ моего произведения не совпадает с реальным звучанием, все переделывается, ну в итоге приходим к окончательному варианту.

Полностью довольной своей работой как композитора я не бываю, когда переслушиваю работы, начинаю понимать, что многое недоделано и в данной музыке сделала бы все иначе. Я считаю всегда есть к чему стремиться и будут работы намного лучше!

Несмотря на все это разделение труда (композитора и звукорежиссера), и нехватку времени заниматься звуком, я всегда хотела и хочу самой изучить весь этот процесс. Меня это очень интересует, и думаю когда-нибудь я смогу себя зарекомендовать в роли звукорежиссера!

Андрей: Хочу обратиться к тематике ваших произведений. Они вот уже второй альбом подряд воспевают красоту и гармонию окружающего мира, и это не может не восхищать, не может не притягивать к себе. И все же в центре каждого альбома - наша планета — Земля, как неотъемлемая часть Вселенной. Как вы пришли к такому музыкальному и жизненному мировоззрению? Ведь многие люди не видят этого единства — для них Земля существует отдельно от космического пространства, которое по их мнению совершенно холодное и безжизненное. В Вашей музыке всё иначе. Почему?

Кристина: Да, тема природы, всей нашей планеты, космоса меня всегда интересовала, как в научном плане, так и в художественном. Я очень люблю природу, люблю наблюдать прекрасные пейзажи, ощущаю единство всего мироздания, и на мой взгляд человек — это неотъемлемая часть природы и эта взаимосвязь очевидна. Для меня, как, наверное, и для многих творческих людей, природа является источником вдохновения, творческих мыслей и чувств, где рождаются идеи, которые это я пытаюсь изобразить в своей музыке.

Андрей: В альбоме «Pictures of the World» Вы затронули тему человечества, человеческих поселений. Я имею в виду композицию «Города» и она звучит довольно радостно, оптимистично. Существует немало примеров, в том числе и в электронной музыке, где авторы, воспевающие природу, к техногенной деятельности человека выражают не слишком одобрительные чувства. Вы же демонстрируете прямо противоположное отношение, и как показалось мне, Вы видите роль человечества вполне позитивной для нашей планеты. Расскажите об этом подробнее — Вы верите, что человечество найдет гармонию и равновесие с миром в котором оно развивается и реализует свои амбиции?

Кристина: Попытаюсь объяснить. В композиции «Cities» я не пыталась изобразить позитивную или негативную роль человечества по отношению к природе, эта композиция не несет в себе какой-то глубокий смысл, это просто образ современных городов, их красота, достоинство, величие. Когда мы путешествуем в разные города, страны, мы же получаем эмоции, от увиденного, и думаем: "О! как же красиво!" И в первую минуту мы не думаем об обратной стороне медали, о том, что скрывается за этой внешней красотой. В данном треке на самом деле все гораздо проще.

Если когда-нибудь я затрону тему экологии, или техногенную деятельность людей, то наверное все будет не так радостно и оптимистично, хотя я всегда верю в лучшее!

Андрей: С первого прослушивания ваших альбомов заметно, что они представляют собой не просто набор треков, а некоторую связанную последованность образов. Ваши альбомы концептуальны, и концептуальность свойственна электронной музыке. Но возникает вопрос: при сочинении Вы изначально осознаете, о чем будет предстоящий альбом, и пишете произведение за произведением в соответствии с этим замыслом? Или же просто плывете на волнах вдохновения, а потом оказывается, что сочиненные мелодии хорошо ложатся в некоторую концепцию? Какой подход Вам ближе? Может быть все совсем иначе вообще?

Кристина: Пишу по разному! Если рассматривать первый альбом, «Pictures of the World», то честно говоря, изначально я не знала, о чем он будет, не понимала, что именно я хочу изобразить в музыке, и просто сочиняла, импровизировала, записывала, а названия композиций уже делались гораздо позже, когда уже была понятна общая концепция всего альбома. В «Towards the Sun» все противоположно — наоборот, уже была задумка продолжить тему природы, и посвятить ее образу Солнца, как главного источника жизни на Земле и всей планете в целом. Думаю она более или менее получилась.

Андрей: Во втором своем альбоме — «Towards the Sun» — Вы вновь затронули тему красоты и величия гор. Я имею в виду пьесу «Рассвет в горах». И мне показалось, что к красоте гор Вы особенно неравнодушны. Что-то в этой музыке прорезонировало с моим восприятием горной темы — был такой случай в моей жизни, когда я долгие годы не выезжал из Москвы, но все мечтал о море. А море и горы часто соседствуют. И оказавшись рядом с тем и другим однажды я осознал, что море прекрасно, но горы — это что-то вообще запредельное. И в вашей музыке я услышал что-то близкое. Быть может это просто трансференция моей любви к горам, которая перенеслась и на вашу музыку. А может быть и нет. Прокомментируйте пожалуйста это: Что для Вас есть горная стихия, и почему Вы обращаетесь к ней уже дважды в своем музыкальном творчестве?

Кристина: Горная стихия — это сильная "духом" стихия. Находясь у подножья гор мы восхищаемся их красотой, мощью, величием, а поднимаясь выше, мы видим весь наш окружающий мир, и ощущаем себя частью этого чудесного мира. Именно в горах человек ближе всего к небу, появляется ощущение свободы, жизни, стремления. Образ гор меня всегда манил в природе, в живописи, в музыке и поэзии. Это трудно передать словами, это нужно прочувствовать.

Андрей: Вашему новому альбому еще нет и месяца, но музыка захватывает каким-то мистическим водоворотом и заставляет переслушивать его вновь и вновь. Вместе с этим не терпится узнать, что Вы планируете в творческой перспективе. Я не хочу провоцировать на конкретику, потому что сам считаю, что для творчества не очень полезно раскрывать карты преждевременно. Но хотелось бы узнать какие еще темы и идеи волнуют Вас, и о чем вы обязательно хотели бы написать в будущем — возможно не в третьем, а в десятом альбоме — быть может это будет история о внеземном разуме или рассказ о любви и человеческих чувствах? Какие еще пространства для размышлений Вас интересуют?

Кристина: В перспективе у меня много идей, которые бы хотелось воплотить в реальность, конечно же это будут новые альбомы, которые возможно будут отличаться стилистически и тематически от предыдущих. Образы природы и все что с ней связано продолжат присутствовать в моей музыке, от этого никуда не деться. Очень хотелось бы записать альбом серьезной электронной музыки на космическую тематику, или лирический фортепианный альбом о собственных размышлениях. Да, не хотелось бы раскрывать все карты сразу, задумок много, главное все осуществить в реальности.

Андрей: Насколько Ваша музыка может быть совместима с живыми выступлениями? Планируете ли Вы в будущем или хотя бы мечтаете о возможности исполнить свои произведения на концерте? Может быть у Вас уже есть опыт концертной деятельности?

Кристина: Любой композитор рано или поздно задумывается об исполнительской деятельности собственных сочинений, и я не исключение. Есть такие мысли, что возможно когда-то это все будет. Но сейчас рано об этом говорить, во-первых, должны быть написаны не 1-2 альбома, а намного больше; во-вторых, нужен определенный состав, группа музыкантов для исполнения моей музыки (если это будет не сольное фортепиано или синтезатор), ну и средства на все это. Не загадываю, время покажет.

Андрей: Большое спасибо Вам, Кристина, за интересную беседу. Хочу пожелать успехов в творческих поисках, красивых новых мелодий, незабываемого оригинального звучания. Надеюсь, мы побеседуем вновь на неисчерпаемую тему электронной музыки. До встречи!

Кристина: Спасибо, Андрей! До встречи!

Вёл беседу Андрей Климковский, NEANE Records
8 августа 2019

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened